Олег Бутман

"Беспрерывный диалог" — Пресса

"Беспрерывный диалог"

"Беспрерывный диалог"

26 ноября в Театральном зале Московского международного Дома музыки состоялась презентация нового альбома барабанщика Олега Бутмана и пианистки Натальи Смирновой «Runway» ( «Взлётная полоса»). Это второй альбом творческого дуэта, вышедший на лейбле Butman Music.

Альбом был записан в августе 2011 года в Нью-Йорке на студии Systems Two. В записи альбома приняли участие известные американские джазмены: басист Дэнтон Боллер, саксофонист Донни Маккаслин, трубач Майкл Родригес, исполнитель на стил-пэн Леон «Фостер» Томас, с которым Олег и Наталья совершили несколько совместных гастролей по России и США, а также рэпер и фристайлер Джошуа Ганн.

Один из участников записи — мастер стил-пэна Фостер Томас — выступил и на сцене Дома Музыки. На контрабасе участвовал нью-йоркский музыкант Эссиет Эссиет, который играл и на записи первого альбома Олега и Натальи ( «Passion», Butman Music, 2009). Остальные участники презентации — российские музыканты: народный артист РФ саксофонист Игорь Бутман (старший брат Олега), трубач Вадим Эйленкриг и эстрадная вокалистка Алсу.

В преддверии презентации нового альбома корреспондент «Джаз.Ру» встретился с Олегом Бутманом и Натальей Смирновой и выяснил у них историю создания этой записи.

Олег Бутман, Наталья Смирнова

Олег Бутман:

— Идея родилась сразу после презентации нашей первой пластинки «Passion». Мы разговаривали с Игорем, и он сказал: «Первый альбом — всегда легко. Много идей… Но о втором альбоме не забывайте, надо продолжать». Нам было интересно самим, какой же второй альбом у нас получится, какую музыку мы напишем. Много мелодий пришло к нам, когда мы находились в Нью-Йорке.

Наталья Смирнова:

— Главная тема альбома, «Взлётная полоса», родилась в заснеженном аэропорту города Норильска. В ней есть стремительный бит, моменты, образно представляющие включение двигателя самолета, набор скорости на полосе, звук убирающегося шасси.

Ещё у нас в теме «The Mood» записан рэп. Эта идея пришла в результате долгой дружбы с московским рэпером Децлом. Мы бывали друг у друга на концертах, на ТВ-шоу, и всё время получалось что-то интересное. Мы пробовали джазовые стандарты сделать с рэпом, его музыку — обыграть джазом, а потом Децл сказал: «Мне нравится ваша вещь „The Mood“, которую вы играете в ритмике джангл. Давайте я под неё попробую почитать? Я уверен, что у меня получится». А там достаточно быстрый темп, поэтому мы и не думали о таких экспериментах в этой теме.

Мы попробовали, и после этого решили записать «The Mood» в новой версии. На нашем первом альбоме тему играет саксофон, а на этот раз мы решили обыграть тему в трио — барабаны, бас, Rhodes piano — и пригласить известного американского рэппера Джошуа Ганна. Он подошел к тексту очень творчески, ему понравилась наша музыка, и буквально за день он написал очень красивые, тематически сочетающиеся с музыкальным материалом стихи. Этот текст мы поместили в буклете диска.

Олег:

Это хорошее пособие для изучающих английский язык! [смеётся]

Мелодия «Полёт души» пришла ко мне, когда я находился в больнице у отца. Он тогда себя уже совсем плохо чувствовал… И эту композицию я посвятил ему. Чуть позже мы с Наташей придумали на эту мелодию необычный ритм на шесть четвертей, имитирующий биение сердца и устремляющуюся в небо душу.

Альбом был записан за два дня. Мы пригласили отличных нью-йоркских музыкантов. Это контрабасист Дэнтон Боллер, который много лет играл с Роем Харгроувом. Он очень востребован в Нью-Йорке. Он хорошо вписался в нашу музыку, ему легко играть сложные размеры, и солист он потрясающий.

Трубач… Я с ним познакомился ещё лет восемь назад в нью-йоркском клубе Zinc Вar. Есть такие известные братья Родригесы: один — пианист, другой -трубач, Майк Родригес. Он этой весной приезжал в Москву с Хэрби Хэнкоком. У него современный, красивый звук, которым он привнёс в нашу музыку новую краску.

На саксофоне — Донни Маккаслин, с которым Игорь учился ещё в колледже Бёрк-ли и очень хвалил его мне, когда я ещё был в России. Сейчас Донни входит в пятёрку лучших саксофонистов по опросам журнала DownBeat.

Олег Бутман, Наталья Смирнова

Наталья:

С Донни вышла интересная история. Олег его спросил: «Донни, ты сможешь? На следующей неделе я записываю альбом, надо собраться порепетировать». Донни ответил: «Я свободен, но у меня жена на сносях, и если она не родит вовремя, я не смогу прийти». И в день записи он нам пишет SMS: всё нормально, я отец. Он пришёл на запись счастливый, правда переживал, что он не в форме, потому что, сами понимаете: жена в больнице, второй ребёнок дома, в общем — всё на нём, он заботится обо всех членах семьи. И даже без репетиций он сыграл всё потрясающе. Мы хотели, чтобы в вальсе «Воздушный поцелуй» ( «Blow Kiss») у слушателя щемило сердце; и Донни так и сделал — мы даже ему ничего не говорили! — он сам почувствовал, как сыграть эту мелодию. Она настолько трогает, что каждый раз, когда её слушаешь, хочется плакать. Видимо, его состояние счастья, все чувства, которые он испытывал в тот момент, он передал в нашей пьесе.

Олег:

Да и в непростой композиции «Взлётная полоса», где много условностей в аранжировке и импровизация идёт на одиннадцать четвертей [смеётся], он справился вообще идеально. Для альбома мы взяли первый дубль, а «Воздушный поцелуй» решили оба дубля поставить — не могли определиться, какой лучше.

Наталья:

Ещё одно совпадение… Когда мы писали альбом, Леон «Фостер» Томас, стил-пэнщик из Майами, оказался волею судеб в Нью-Йорке. Он приехал на месяц руководить репетициями оркестра, состоящего из ста стил-пэнов. До этого мы уже успели посотрудничать с Леоном и в России, и в Америке, прииграться, почувствовали друг друга и уже знали,что именно его красочный, колоритный инструмент нам нужен для записи пьесы «Китай-город» ( «China Town»).

Олег:

Хорошо ещё, что удачно сложились обстоятельства и нам удалось всем вместе сыграть несколько концертов в Нью-Йорке перед записью. Это важный фактор

для успешной записи альбома. Важно, чтобы музыканты почувствовали музыку, привыкли к материалу. Это помогает рисовать картинки, создавать музыкальные образы, а не просто проигрывать ноты без внутреннего содержания.

Наталья:

Когда готовишь второй альбом, ощущения другие, чем когда пишешь первый. «Взлётная полоса» — более продуманный по концепции альбом. Когда понимаешь, что второй альбом ждут, что его будут сравнивать с первым, чувствуешь больше ответственности. Зная теперь, как люди слушают альбом, на что обращают внимание, где слушают чаще машине, дома, в офисе), мы хотели сделать его более разнообразным и стилистически, и в звуковой палитре. Поэтому мы пригласили не только саксофониста, но и трубача, трубач сыграл ещё на флюгельгорне, плюс стил-пэн, вокал, рэп, синтезатор, Rhodes piano…

За эти два года я пересмотрела своё отношение к электронным клавишным, стала пробовать синтезированные звуки. Поэтому в этом альбоме добавлена электроника.

В этом альбоме я дебютировала как вокалистка — уже официально, так скажем. На этом альбоме две песни — мои первые эксперименты.

Если в первом альбоме «Страсть» у нас все композиции выходили спонтанно, и, в основном, все они страстные, темповые, энергичные, то в новом альбоме у нас много баллад, рассуждений и размышлений.

И само название имеет двойной смысл. Помимо обычной взлетной полосы Норильска, которая нас вдохновила на написание главной темы альбома, в нашей жизни за два года работы над альбомом возникло много новых идей, проектов, которые уже сейчас находятся на взлёте и потихоньку стартуют. Например, наш проект «Дуэт — Диалоги», проект «Джазовое трио и большой симфонический оркестр», в который войдёт музыка из первого альбома и из нового. Мы уже знаем, какой альбом будет следующий: он будет вокальный (мой вокал), плюс несколько вещей с большим симфоническим оркестром. Сейчас Николай Левиновский написал аранжировки уже трёх наших пьес.

А можно поподробнее рассказать о дуэтном проекте? Если вы играете дуэтом — фортепиано и барабаны — то, видимо, приходится специально готовить какой-то репертуар?

Олег:

Да, мы специально готовимся. Репертуар мы делаем из нашей музыки, из каких-то известных джазовых стандартов — ярких, как «Take Five», «Spain», «Moon River».

Наталья:

Потом обязательно делаем какие-нибудь вокальные вещи для того, чтобы у слушателей «разрядить слух».

Олег:

Когда мы говорим музыкантам, что у нас дуэт, реакция сразу такая: «Нуда! Наталья,ты теперь хочешь за бас играть…»

Наталья:

А смысл у нас не в том, чтобы имитировать отсутствующие инструменты.

Олег:

Смысл в том, чтобы играть вдвоём, каждый свою партию, ни за кем не скрываясь. Я бы вообще рекомендовал всем музыкантам играть самостоятельно от начала до конца всю пьесу — вступление, тему, импровизацию, аккомпанемент, тему и коду, как на концерте.

Когда мы только познакомились, Наташа даже не представляла, что можно репетировать вдвоём с барабанами, говорила: «Надо басиста звать». А когда она осознала, что это возможно, наступил следующий этап — сделать целую концертную программу дуэтом.

В таком малом составе появляются новые задачи: тонко и музыкально заполнить пустоты, создать цельные и разноплановые пьесы, вести беспрерывный диалог с партнёром (не монолог!), обогатить музыку разноцветными краска-

ми, шумовыми эффектами. Я часто использую перкуссию, у меня слева стоят два конга, бонги, всякие шейкеры, иногда я использую рототомы, это дополняет звучание.

Наталья:

Да, возвращаясь к альбому. Сведение мы делали на студии Sear Sound с тем же инженером, который сводил нам первый альбом. Это Джеймс Фарбер, очень известный аудиоинженер. Он сводил записи Хэрби Хэнкока, Пэта Мэ-тини, многие пластинки Игоря Бутмана, совместный альбом Даниила Крамера и Олега Бутмана «КГБ».

Олег:

Это наш семейный инженер [смеётся].

Наталья:

Он проделал невероятную работу — свёл всю пластинку за 17 часов, за один день! Мы его уговорили взяться за это, потому что нам на следующий день нужно было улетать в Россию, а все другие дни у него были заняты. Мы ему сказали, что на записи всё просто. А оказалось далеко не просто — Rhodes и стил-пэн в пьесе «China Town» он выравнивал по звуку и частотам три часа. Трёхголосие моего вокала, наложения скрипок, обработка синтезированных звуков забрали ещё пять часов.

Олег:

И все пьесы записаны в разных составах: квинтет, квартет, трио. Фарбер, конечно, был шокирован свалившейся задачей. Прошло уже пять часов, а в работе — только третья вещь, из десяти. Он только и сказал: «Ребята, ну вы даёте!» В общем, мы в полдень начали работать и, когда около четырёх утра закончили, Фарбер сказал: «Олег, больше никогда так не делай!» [смеются]


В статье используются имена: James Farber, Pat Metheny, Roy Hargrove, Herbie Hancock, Danton Boiler, Donny McCaslin, Michael Rodriguez, Leon «Foster» Thomasjoshua Gunn, Essiet Essiet.

* Steel pan — тональный ударный инструмент хроматического строя,сделанный из стали и имеющий форму большой кастрюли (pan), появился и принял нынешний вид во второй половине прошлого века в карибском государстве Тринидад и Тобаго.