Олег Бутман

Классика Жанра. Газета Новгородские Ведомости — Пресса

"Классика Жанра"

"Классика Жанра"

По мнению Олега Бутмана, российский джаз — это английский язык с акцентом.

Известного саксофониста и джазмена Игоря Бутмана сегодня знают во всём мире. С недавних пор на музыкальном Олимпе появился и его младший брат Олег.

Он — барабанщик. Учился в престижном джазовом колледже Беркли, работал в Нью-Йорке. В свои составы в разное время его приглашали Joe Lock, Eddie Gomez, Andy Lovern, Ron Afiff.

Сегодня Олег БУТМАН удивляет уже русскую публику новыми интересными проектами. В феврале музыкант даст концерт в Великом Новгороде, представив джазовые портреты Стиви Уандера. Накануне выступления он дал эксклюзивное интервью корреспонденту «НВ».

— Олег, играть на барабанах вы начали, если не ошибаюсь, в восемь лет. В 15 — уже выступали в составе рок-группы. Почему вас заинтересовали именно ударные?

— Да, действительно, на барабанах я начал играть очень рано. И это был не пионерский барабан, а настоящая барабанная установка. Дело в том, что мой отец Бутман Михаил Соломонович был барабанщиком. Это, собственно, и предопределило мой выбор. Я сразу понял, что ударные — мой инструмент. А вот Игорю больше по нраву пришёлся саксофон.

— Джазом вас тоже родители «заразили»?

— Родители любили хорошую музыку, и джаз, конечно, не стал исключением. Уже в детстве я знал такие имена, как Глен Миллер, Каунт Бэйси, Дюк Эллингтон, Джин Круппа. И когда старший брат стал серьезно заниматься этим музыкальным направлением, я тоже увлекся джазом не на шутку. Кстати, первое мое публичное выступление было как раз в джаз-клубе «Квадрат» с квартетом Игоря. Мне тогда было 12 лет.

— У вас классическое образование — музыкальное училище. Как вы считаете, так ли необходимо джазовому музыканту знание классики?

— Я закончил эстрадно-джазовое отделение музыкального училища имени Мусоргского. Классика — это азы. Они нужны любому музыканту. Современные джазмены владеют своими инструментами на высочайшем уровне. И ни для кого не секрет, что они все играют классику.

— Вы прожили в США больше 20 лет: учились у великих музыкантов, со многими сотрудничали. Это огромный опыт. Чем, на ваш взгляд, российский джаз отличается от американского?

— Если музыку сравнить с иностранным языком, то американский джаз — это английский язык без акцента, а российский и европейский джаз — это английский с акцентом. Американский джаз отличает, в первую очередь, отношение музыкантов к ритму и к аккомпанементу.

— После многолетнего пребывания за границей вы в итоге вернулись в Россию. Это Игорь вас уговорил?

— Это любовь во всём виновата! Как и старший брат, я встретил в Москве свою будущую жену — Наталью. Она — пианистка и певица. Сейчас мы работаем вместе. Мне кажется, что зрители, приходя на наши концерты, чувствуют, какие сильные эмоции нас связывают, и выступление от этого приобретает новые яркие краски.

— Вы выступаете с братом на одной сцене?

— Не часто. У каждого из нас свой график. Нам даже редко удается встретиться, посидеть, поговорить. Сегодня, как это ни странно, мы чаще видимся на хоккее, который оба любим, чем на сцене.

— Джаз у нас в стране переживает второе рождение: джазовые абонементы в Новгородской филармонии, например, раскупаются за считанные дни, на концертах — всегда аншлаги. Неужели мы только сейчас дозрели до музыки избранных, как нередко называют джаз?

— Я думаю, в первую очередь это связано с недостатком качественной живой музыки в России. Ведь, кроме классики и фольклора, у нас ничего и нет. Во-вторых, открылись границы. К нам стали приезжать музыканты со всего мира. У молодых исполнителей сегодня есть возможность увидеть мэтров и пообщаться с ними. Повысился и уровень исполнения джаза в России. Сейчас он собирает такую же большую аудиторию серьезных слушателей музыки, как и классика. И это приятно.

— На концерте в Великом Новгороде вы будете представлять джазовые портреты Стиви Уандера. Чем вас привлекает музыка незрячего пианиста и певца?

— Красотой, искренностью, мелодичностью и доступностью. Стиви Уандер сочетает в своем творчестве поп-музыку и джаз. У него в ансамбле работают лучшие джаз-роковые музыканты. Его музыка всегда была мне близка, и я давно вынашивал идею сыграть ее в своем стиле. И с Натальей мы эту идею претворили в жизнь.

— Джаз — единственное ваше музыкальное предпочтение? Или вы «зажигаете» что-то из рок-репертуара, например?

— Мы играем и американскую популярную музыку, правда, в своих аранжировках, также у нас есть проект R&B музыки, блюзовая программа. Я сотрудничаю и с некоторыми хип-хоп-музыкантами. В новом альбоме, например, на одну из моих композиций в стиле джангл читает рэп известный американский рэпер Joshua Gann. Я люблю слушать классику. Обожаю звучание симфонического оркестра. Сейчас мы готовим новую программу для джазового трио и большого симфонического оркестра. Думаю, Новгород ее услышит в ближайшем будущем.